Как Евстратий Зоря заокеанскую диаспору охмурял

Как Евстратий Зоря заокеанскую диаспору охмурял

09/11/2016 879
29 октября, выступая на конференции в Канаде, спикер Киевского патриархата Евстратий Зоря наговорил очень много вещей, стоящих того, чтобы на них обратить внимание. Собственно, выступление Зори в Оквилле («Украинская Православная Церковь во время войны с Россией и пути к объединению поместной Церкви») не имело научно-аналитического характера. Вместо этого мы услышали своеобразные историософские размышления пропагандистского толка, выражающие подсознательный бэкграунд каждого представителя УПЦ КП. Рассмотрим это выступление тезисно.

«Церковный вопрос – ключевой в конфликте: если бы в Украине не было разделения Православия, не было бы агрессии со стороны России»


Прежде всего стоит напомнить о том, что виновником ухода части украинских верующих из Церкви является именно Киевский патриархат. Если бы Филарет не создал искусственную церковную организацию, то не было бы никакого «разделения», и УПЦ давно могла получить автокефалию. Спикер УПЦ КП замалчивает тот факт, что условием провозглашения автокефальной церкви является единство православных верующих в лоне канонической Церкви. Страшилки Зори о том, что если бы не УПЦ КП, то Московский патриархат превратил бы УПЦ в свой экзархат – несостоятельны.

Во-первых, в 1990 году УПЦ получила фактический статус автономии, и ее зависимость от МП стала чисто номинальной. Во-вторых, пребывая в лоне канонической церкви, сторонники автокефалии могли бы использовать законные механизмы выражения своей позиции. Если Зоря считает, что в УПЦ недостаточно представлен голос сторонников автокефалии, то в этом виноваты, в частности, и ушедшие из Церкви поклонники Филарета. Если бы не было филаретовской «революции», автокефалия давно стала бы реальностью эволюционным путем.

Упреки в адрес УПЦ в том, что она воспитывает свою паству в духе идеологии «русского мира», абсолютно лишены всякого смысла. Во-первых, раскольники довольно туманно объясняют, в чем заключается идеология «русского мира», а во-вторых, они не могут показать, где в УПЦ присутствует ее систематическая пропаганда. Зоря называет самые страшные, с его точки зрения, вещи – поминание патриарха Кирилла и мифологему о «Святой Руси».

С его точки зрения, поминание имени патриарха Кирилла за богослужением имеет такую воспитательную мощь, что верующий не может не поддаться ее силе и немедленно становится фанатичным адептом «русского мира». Сложно принять серьезно идею о том, что поминание патриарха имеет решающее, причем негативное, «воспитательное» влияние на верующих. Формула поминания предстоятеля РПЦ не имеет ничего мистического и является лишь соответствующей формой церковного этикета.

Что касается мифологемы «Святой Руси», то считать ее элементом идеологии «русского мира» нельзя. Поскольку, с точки зрения украинских историков, идея Святой Руси и славянского братства – это исконно украинская идея, которую развил, к примеру, Николай Костомаров. Возможно, если Костомаров покажется недостаточно «сознательным» украинофилом, то Лысяка-Рудницкого заподозрить в этом невозможно: «идея "Святой Руси" была украинской формой мессианизма, которую перехватили потом москали». Впрочем, это вообще не имеет значения, поскольку в официальных обращениях и заявлениях руководителей УПЦ мы вряд ли найдем этот термин.

Похоже, конкретных примеров систематической пропаганды «русского мира» в УПЦ у Зори не нашлось. В целом же роль религиозного фактора в конфликте на Донбассе явно преувеличивается.

«УПЦ поддержала агрессию и не «воспитала» свою паству»


Зоря приводит бездоказательные утверждения о «благословении и укрывании боевиков» священниками УПЦ и т.д. Между тем доказанных случаев вины священников УПЦ (за исключением одного-двух) не существует. А то, что такие случаи были массовыми, – и подавно. Этим голословным утверждениям можно противопоставить заявления главы СБУ Василия Грицака. В марте 2016 года на брифинге Грицак заявил, что нельзя обвинять УПЦ в сепаратизме.

«Нельзя обвинять прямо какую-то конкретную Церковь. Я, как работник СБУ, привык квалифицировать действия конкретного лица. В каждой отаре есть паршивые овцы», – сказал Грицак. По его словам, существуют лишь единичные случаи причастности священников УПЦ к деятельности сепаратистов на Донбассе и отдельные люди, которые «таким образом проявляют себя». «На сегодня я не могу сказать, что это (УПЦ – авт.) враги. Это одна из самых больших конфессий в Украине», – заявил глава СБУ.

Следует отметить, что спикер УПЦ КП в целом некорректно представляет причинно-следственные связи. Дело в том, что Церковь не только формирует общественное мнение, но и отображает его. Не так давно в Украине проживало 8 миллионов этнических русских, которым украинская конституция гарантировала право на свой язык и культуру, то есть и на «любовь к России», как к родине своих предков, тоже. Что удивительного в том, что Церковь в известной мере является зеркалом общественных настроений? УПЦ объединяет в себе верующих разных национальностей, разных политических взглядов и т.д. Естественно предположить, что какая-то часть духовенства могла оказаться носителем пророссийских взглядов, проживая в русскоязычных регионах. Однако вряд ли это можно назвать преступлением.

В этом контексте высказывания Зори вполне можно рассматривать как ксенофобию и призывы к этноциду. Этноцид – это не только физическое уничтожение представителей какого-то народа, но и запрет на проявление своих культурных особенностей, их насильственная ассимиляция. Если развить логику Зори, то получится, что конфликт в Украине стал возможен, потому что в Украине проживают русские. Следовательно, нужно сделать так, чтобы русских в Украине не осталось. Но Церковь не может служить инструментом в таком деле. Если какая-то часть верующих, из числа этнических меньшинств, желает реализовать свои конституционные права, то какое имеет право духовенство подавлять такие запросы?

В известном смысле все этнические меньшинства имеют «про-этнические» взгляды, поскольку это естественно – быть самим собой. Венгры всегда будут про-венгерскими, румыны – про-румынскими и т.д., если под «про» понимать безусловную любовь к своему собственному народу. Однако это не означает, что у них обязательно отсутствует лояльность к Украине, и они нарушают закон. А чтобы не возникли сепаратистские настроения, нужно укреплять эту лояльность силой убеждения и хорошего отношения. Вместо этого Зоря, похоже, предлагает просто ассимилировать национальные меньшинства и внушить им ненависть к своей отчизне (в чем и заключается его «воспитательная программа», судя по всему).

Представитель УПЦ КП упомянул о письме патриарха Кирилла предстоятелю Константинопольской Церкви, которое якобы было элементом «российской агрессии». Как всегда, главный манипулятор самой «патриотической» церкви выдернул из контекста слова патриарха о наступлении греко-католиков и раскольничьих групп на Православие. Из содержания письма становится ясно, что такую реакцию главы РПЦ обусловил ряд случаев насилия по отношению к священникам УПЦ. Эти случаи описываются в письме. Вряд ли верующие УПЦ относились так к своему духовенству. Поэтому становится понятным упрек патриарха в сторону УПЦ КП и униатов.

Он также невольно разоблачает сам себя, когда утверждает, что Россия пыталась извне «поссорить» Киевский патриархат и УПЦ с помощью провокаций-предложений «москалей громить, их церкви отбирать», а они на эти провокации якобы не поддались. Но кто мог такое предлагать, если бы он не был внутри Украины, более того, внутри Киевского патриархата? Интересно услышать, кто именно предлагал такие вещи, пусть господин Евстратий назовет имя этого «агента Путина».

Конфликт на востоке Украины возник не только и не столько потому, что Россия использовала «плохо воспитанные» элементы. Даже если имело место внешнее влияние, то ведь сказано: «Не давайте повода ищущим повода». Никто не заставлял Раду отменять закон о языках в 2014 году, а сторонников майдана употреблять лозунг «москалей на ножи», отпугнувший сотни тысяч украинских граждан. Так же, как никто в Канаде не заставлял Зорю делать достаточно оскорбительные для этнических русских высказывания об их родине. Похоже, он настолько увлекся, что не заметил этого.

«Истоки России – не в 8, 9, 10 столетии, а в Золотой Орде. Россия не имеет никакого отношения к Руси»


После таких тезисов странно удивляться тому, что в Украине возникают сепаратистские тенденции. Слышать о том, что русский народ не имеет никакого отношения к Руси, а является порождением «азиатчины», «рузькой гнилью» (как выразился один из клириков Киевского патриархата), для живущих в Украине русских – неприятно. А после того, как глава Киевского патриархата «объяснит» жителям востока Украины, что на Донбасс их «завезли» в начале 20-го века, а «грех федерализации» они должны «смыть кровью», вряд ли они согласятся с подобной «воспитательной программой». В этом контексте слова Зори о том, что исключительно Россия пыталась «поссорить» украинцев, входят в противоречие с тем фактом, что Киевский патриархат постоянно унижает мирных жителей Донбасса и этнических русских.

Зоря утверждает, что истоки России лежат в 14 веке, когда Московский князь Иван Калита обратился в Золотую Орду за ярлыком на княжение. Очень странный аргумент, учитывая то, что еще в 13 веке южнорусский князь Данило Галицкий также признал верховенство ордынского хана и получил ярлык на управление землями. Кроме этого, в 14 веке московский князь Дмитрий Донской встал во главе антиордынской коалиции, в чем его поддержал митрополит всея Руси Киприан и литовцы. Победа на Куликовом поле позволила Московскому княжеству, в конечном счете, избавиться от Ордынского ига.

А вот усилия Данилы Галицкого в 13 веке по созданию антимонгольской коалиции не увенчались успехом, хотя для этого он имел политические сношения с Польшей, Венгрией и даже Папой Римским, который пообещал ему Крестовый поход против Орды. Взамен князь фактически отказался от православной веры, приняв корону из рук Папы. После того, как Папа не сдержал свое обещание, князь самостоятельно пытался избавиться от власти монголо-татар, однако и в этом не преуспел. Власть Орды в Южнорусских землях была ликвидирована (хотя выплата дани продолжалась) только в результате их присоединения к Литве и Польше. В чем тут заключается преимущество перед Московским княжеством – непонятно. Можно обернуть аргумент Зори и сказать, что истоки украинского государства находятся в Литве и Польше, но это уже будет обидным для украинцев. Кстати, тенденция называть Русью исключительно южнорусские земли принадлежит именно польско-литовской исторической и публицистической традиции. Главным русским городом они считали Львов – центр Русского воеводства.

Именно в этом духе Зоря выдвигает еще одно историософское «откровение». Мол, титул митрополита – «Киевский и всея Руси» – указывает на то, что Русь находилась «в Киеве». Якобы это подтверждают слова одной из летописей, где слово «Русь» употребляется в узком смысле – применительно к Киеву. Но Зоря не учитывает, что вместе с этим всегда сохранялось осознание широкого значения слова «Русь» как общей родины – территории, которая включает все древнерусские княжества, и с которой связаны чувства общности, единого народа. Собственно говоря, в чем тогда смысл оборота «всея» Руси? Получается, что власть Киевского митрополита распространялась только на Киев? И как же тогда русичи называли свое государство в целом? Это все равно, если бы назвать Францией только Париж, а ее область Шампань – землей, которая принадлежала Франции. В чем разница между Русью и землями, которые ей принадлежали, Зоря вряд ли объяснит.

Новгородские, Ростовские, Смоленские, Рязанские и другие князья здорово бы удивились, узнав, что они живут не на Руси. Если Зоря имел в виду только Ростово-Суздальское княжество (впоследствии Владимиро-Суздальское, ставшее основой для Московского), то можно ему напомнить, что Ростовским князем был в свое время Ярослав Мудрый. Ростов и Суздаль были вотчиной и его внука – Владимира Мономаха. После его смерти именно северно-русские мономаховичи стали наиболее влиятельными потомками Рюрика в этот период истории.

Евстратий Зоря утверждает, что «Киевская Русь» в собственном смысле относилась только к южной Руси, а все остальные земли «ей принадлежали». Не совсем понятно, что означает «принадлежали» и чему принадлежали. Если вообразить, что реки, поля и озера северной Руси принадлежали камням, лежащим в основании киевской «лысой горы», то говорить так странно. Однако главным источником древнерусской государственности была династия Рюриковичей. «Русью» в узком смысле как раз называли варягов, пришедших в Киев из Новгорода.

Правнук Ярослава Мудрого, князь Ростовский Всеволод Большое гнездо, говорил, обращаясь к своему сыну: «сыну мой, Константине, на тобе Бог положил переже старейшиньство во всей братьи твоей, а Новгород Великий старейшинство имать княженью во всей Руськой земли». Так что там, где находились потомки Рюрика, там была и Русь: «...идоша за море к варягом к руси. Сице бо ся звахутьи варязи русь, яко се друзии зъвутся свие друзии же урмане, анъгляне, друзии гъте, тако и си...».

Собственно Киевское княжество и называлось Русью потому, что оно было коллективным владением Рюриковичей. Потом же название Русь распространилось на все территории древнерусского государства – владения рюриковичей (а не Киева самого по себе). Впрочем, уже в 12 веке Киев перестал играть роль государственного центра, и сын основателя Москвы Андрей Боголюбский «отделил старшинство от места» и, называясь Великим Киевским князем, жил во Владимире.

Тот факт, что потомки рюриковичей правили в северной Руси вплоть до конца 16 века, явно не вписывается в схему пресс-секретаря Филарета. Когда Иван Грозный присвоил себе титул «царя всея Руси», то его признали многие европейские государства. Только Польша противодействовала признанию Папой Римским царского титула Ивана IV, потому что понимала, что это даст последнему возможность претендовать на южнорусские земли.

В 1558 году Константинопольский патриарх Иоасаф II сообщал Ивану Грозному, что «царское имя его поминается в Церкви Соборной по всем воскресным дням, как имена прежде бывших Византийских Царей; это повелено делать во всех епархиях, где только есть митрополиты и архиереи», «а о благоверном венчании твоем на царство от св. митрополита всея Руси, брата нашего и сослужебника, принято нами во благо и достойно твоего царствия».

Правда, Зоря попытался еще осуществить лингвистический «анализ» слова «Россия», утверждая, что оно не имеет никакого отношения к слову «Русь». Такое научное «открытие» не прославит господина Евстратия, потому что слово «Россия» (или «Руссия») – это не что иное, как эллинизированное (греческое) слово «Русь». То есть по смыслу разницы нет никакой. Со стороны главного пропагандиста УПЦ КП подобный прокол можно назвать просто позорным.

Вершиной абсурда можно считать и тезис о том, что если Москва основана позже Киева, то Россия никакого отношения к домосковской истории Руси не имеет. Но, как же быть с Новгородом, Ростовом, Суздалем, Смоленском, Владимиром, Угличем, Муромом и другими северо-восточными древнерусскими городами? При чем тут дата основания Москвы? Совершенно иррациональная логика, не имеющая разумного объяснения. Вероятно, Зоря считает, что до Москвы там была безлюдная пустыня.

Националисты любят утверждать, что национализм – это любовь к своей родине. Но по выступлению архиепископа Евстратия мы можем убедиться, что это далеко не так. Иначе зачем он посвятил значительную часть своего выступления оскорблению исторического самосознания другого народа?

«УПЦ не признает войну с Россией и считает конфликт на востоке Украины «гражданской войной»


Зоря упрекает УПЦ в том, что она якобы не признает агрессию России и утверждает, что идет «гражданская война». Во-первых, нужно определиться с объемом понятия «агрессия России». Если имеется в виду, что Россия ведет войну с Украиной, то ведь само украинское государство не признает факт войны с Россией.

Апелляционный суд Киева не признал факт агрессии России. На востоке Украины проводится антитеррористическая операция. Минские соглашение были подписаны не с Россией, но с представителями сепаратистских республик. Продолжается торговля с Россией. Даже с самопровозглашенными республиками, на территории которых работают предприятия, которые платят налоги в бюджет Украины. И, кажется, никто не отрицает тот факт, что против ВСУ воюют преимущественно сепаратисты.

В своих выступлениях Филарет тоже упоминает сепаратистов. Но сепаратисты – это и есть граждане Украины, возжелавшие отделиться от Киева. В этом случае разве возможно отрицать, по меньшей мере, элементы гражданской войны? И над чем тогда иронизирует Зоря, цитируя митрополита Онуфрия о том, что по обе стороны находятся украинцы? В этом контексте формула молитвы о «прекращении междоусобной брани» вполне оправдана. Литургическую формулу от «гибридной войны» еще никто пока не придумал.

Дальнейшие размышления Зори страдают бескомпромиссным манихейством, делящим реальность на черное и белое, на абсолютное добро и абсолютное зло. Однако в подобных конфликтах нельзя упрощать их причины. Если Сербского патриарха спросить о том, как нужно квалифицировать войну с боснийцами и албанцами, он не сможет ответить однозначно. Настоящая Церковь никогда не позволит себе политической радикальности и будет стремиться к обтекаемым формулировкам там, где это целесообразно. Украинские католики, к примеру, также избегают однозначной оценки событий на Востоке Украины. Да и сам Папа Римский высказывался о «братоубийственной войне». Может, стоит прислушаться к «взрослым» Церквям вместо инфантильного истерического голоса националистов?

В любом случае «архиепископ» лжет насчет того, что УПЦ не помогает украинской армии и не поддерживает стремление украинского государства к территориальной целостности. УПЦ четко и недвусмысленно заявила о своей поддержке государственного суверенитета и незыблемости ее границ. То, что при этом УПЦ выступает с поддержкой жителей Донбасса вместо того, чтобы клеймить их «безбожниками» и запугивать кровавой расплатой, свидетельствует только о здравомыслии канонической Церкви.

«В Киевском патриархате в два раза больше прихожан, чем в УПЦ»


Сколько у Киевского патриархата прихожан, мы видим уже два года подряд во время празднования дня Крещения Руси. В 2015 году на шествие УПЦ КП пришло всего 600 человек, в этом году – от силы 10 тысяч. В то время как молитвенное шествие УПЦ собрало, по меньшей мере, 80 тысяч. При этом верующие УПЦ действительно молились, а сторонники Киевского патриархата шли с флагами политических партий и пели народные песни. Доказательства этому – неопровержимые, поскольку есть видеозаписи обоих крестных ходов с коптера.

Храмы УПЦ не только не опустели, как пытаются убедить заокеанских слушателей, но и приумножили число прихожан. В одном из храмов Каменца-Подольского за один день может быть тысяча причастников.

То, что УПЦ КП увеличил количество своих политических сторонников, не означает, что увеличилось количество прихожан Киевского патриархата.

«Киевский патриархат не захватывает храмы УПЦ»


Столь бесстыдное отрицание задокументированных и очевидных фактов делает невозможным какой-либо диалог с филаретовцами. Конфликты на Западной Украине возникают не потому, что прихожане УПЦ на пустом месте вдруг начинают враждовать, но по причине вмешательства сторонников и представителей УПЦ КП. Свидетельств этому – масса. Священники Киевского патриархата, симпатизирующие ему представители органов местного самоуправления, депутаты устраивают информационные провокации. В результате часть жителей того или иного села, под руководством клириков УПЦ КП и при помощи праворадикальных группировок, осуществляет противоправные действия в отношении верующих УПЦ. Если Зоря хочет предметно обсудить то, что произошло в Катериновке, Колосовой, Птичьей, Грибовице, Дулибах, Повче, Малых Дмитровичах, Угринове, Чуднице, Судобичах и других «горячих точках» – милости просим.

«Звездный архиепископ» еще говорил о принципе большинства и неблагодарном меньшинстве. В странах, где Церковь имеет статус юридического лица, такие рассуждения воспримут как недоразумение. Пусть лучше архиепископ Евстратий почитает статуты Православных Поместных Церквей, особенно пункты, где говорится о случаях выхода приходов из состава Церкви. Возможно, для него будет открытием, что церковное имущество при этом остается за Церковью, независимо от «большинства» или «меньшинства». Только в Украине до сих пор пытаются загнать Церковь в рамки большевистского понимания религиозной общины.

«Я знаю, что у меня есть благодать, признание мне не нужно. Предстоятели Поместных Церквей поддерживают нас»


Оказывается, Киевскому патриархату не нужно признание Православной Церкви, чтобы считаться полноценной Церковью. Весьма своеобразное толкование православного учения о Церкви. На этот счет сказано более чем достаточно. Может, для «внутренней аудитории» такие заявления и сработают, однако перед лицом мирового Православия придется подыскать аргументы посерьезней.

В качестве доказательства наличия благодати в своей организации Зоря указывает на то, что у него в храме мироточит икона. Странный аргумент, поскольку призывающая благодать по милости Божией может даваться и раскольникам. В 2011 году в УПЦ КП канонизировали почившего в 1956 году иеромонаха Меркурия (Матвиенко). Однако какое отношение исток его святости имеет к Киевскому патриархату? Оказывается, после его канонизации чудес по его молитвам стало больше. Что же в этом удивительного? Если раскольник молится святому, то и ему может подаваться исцеление. Поскольку молитв стало больше, то и таких случаев стало больше. Что хотел доказать Зоря – сложно сказать.

Утверждение о том, что некие неизвестные предстоятели Церквей (Зоря не называет их имен) в разговоре с представителями УПЦ КП выражают поддержку единой поместной церкви, вызывает сомнения. Напомним на всякий случай:

Патриарх Сербской Православной Церкви: «УПЦ КП не имеет отношения к Православию».

Глава Албанской Православной Церкви назвал «дьявольскими» действия УПЦ КП.

Митрополит Черногорский Амфилохий: «Несчастный Филарет не верит в Бога».

Патриарх Иерусалимский Феофил: «наши заблудшие братья во главе с Филаретом, отколовшиеся от Матери-Церкви ...».

«Раскол – дело сатанинское», – предстоятель Польской Православной Церкви

«Тот, кто поддерживает раскол, совершает грех. Тот, кто смиренно молится, приносит благо Церкви», - Митрополит Месогейский Николай

Может, пресс-секретарю Филарета стоило бы донести эти высказывания своему патрону? Все раскольники и еретики верили, что у них есть благодать, и они не нуждаются в признании. Субъективная уверенность в собственной связи с Богом не имеет ничего общего с православной гносеологией.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: